• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Зима (список заголовков)
01:34 

Холодный огонь

Стрелой поразить цель в небе
Кому в новогоднюю ночь не хочется чуда? Кого не переполняет ощущение праздника, когда кажется, что вот-вот произойдет что-то волшебное, стоит хорошенько поискать? Вот Дайра и отправилась в канун Нового года в зимний лес. От жены старого Бреденя, немного чудаковатого соседа, она узнала, что там обязательно случаются чудеса, только не нужно бояться. Но в лесу ночевать опасно, особенно в холодное время года, поэтому так рисковать стоит лишь в самых крайних случаях.
– Хорошенько подумай, девонька, – предостерегала старуха. – В такую ночь может сбыться твоя самая заветная мечта – или ты сама можешь не вернуться обратно. Кто знает, кто встретится тебе на пути?
– Я не боюсь, – возразила девушка. – Я пойду.
Оставив позади деревню, Дайра бесстрашно вошла в темную чащу. В темную ли? В ясном небе светила полная луна, заливая все вокруг голубоватым светом. Морозная свежесть стояла в воздухе. Пышной пеленой снега укуталась земля.
Дайра оглянулась. Там, за ее спиной, мелькали разноцветные огни и шутихи, слышались смех и песни – вся деревня отмечала Новый год. А что же лежало впереди, в глубине этого дремучего леса? Девушка шагнула вперед и почти сразу же по колено провалилась в сугроб. Не просто гулять по лесу посреди зимы.
Что это? Лунный луч упал впереди и осветил ровную утоптанную тропинку. Погружаясь с каждым шагом по колено, Дайра выбралась на удобное место и отряхнулась. Тропинка, затейливо извиваясь, убегала за деревья. Ночная путешественница огляделась. Отсюда еще можно было разглядеть огни домов и праздничные зарницы. Дайра поспешила вперед, в мягкую темноту.
Постепенно огни растворились вдали, а смех стал тише. Вскоре Дайра шла по ночному царству зимы совершенно одна, только луна светила огромным фонарем. Вокруг стояла поразительная тишина. Дайра поежилась, ей даже захотелось домой. Но любопытство пересилило: тропинка оказалась такой удобной, а лес таким красивым, что путешественница разрешила себе пройти еще немного. Они будто звали идти вперед. К чему-то такому, что, как говорил старик Бредень, ни на зуб положить, ни с ладони выпустить...
«Вот дойду до вон тех деревьев – и сразу назад», – решила она.
Но вдруг за деревьями замелькал огонек. Дайра ускорила шаг, а потом пустилась бегом, когда поняла, что там, впереди, мелькает живое пламя. Как в старой зимней сказке, она вышла на поляну, посреди которой горел костер, а возле костра сидел юноша. Его статный вид так понравился Дайре, что она, осмелев, приблизилась к самому пламени. Не сразу она заметила, что огонь совсем не обжигает ее, только горит ярко.
– Доброй ночи тебе, путник неведомый, – с ее языка сами собой сорвались чудные слова, словно девушка и впрямь очутилась в волшебной сказке. – Дозволь спросить, как звать тебя, хозяин пламени хладного.
– Не каждый откроет свое имя, – засмеялся в ответ незнакомец. – А зови ты меня Снежным принцем. В первую ночь года я прихожу из дальних северных земель и правлю, покуда весна не растопит белое покрывало. Тогда я возвращаюсь домой, где никогда не бывает тепла.
Понравился Дайре Снежный принц, и она приглянулась ему. Проговорили они всю ночь, а с рассветом он сказал:
– Пора тебе домой, милая Дайра. Смотри, уж скоро светает.
Не хотелось ей расставаться с ним, и она встревожилась:
– Увижу ли я тебя еще, мой милый принц?
– Отчего же нет, если ты не забудешь эту поляну.
Девушка пообещала, что нынешним вечером придет снова. Тропинка вывела ее из леса и проводила домой. Но чуть стемнело, Дайра бросилась обратно. Неприветливой и суетливой теперь казалась деревня, ей хотелось слышать тишину и видеть Снежного принца.
Они встречались каждый вечер, покуда не кончилась зима. Луна зорко хранила их покой, а холодный костер освещал их лица. Нередко Дайра звала принца с собой в город, но он неизменно отвечал одно и то же:
– Не живется мне в городе, милая. Тяжко мне среди людей.
И каждый раз она горько вздыхала, но ничего не могла поделать.
Но вот прошли два месяца, и однажды Снежный принц сказал:
– Тают мои снега, милая Дайра. Знать, пришло время собираться в дорогу. Скоро растопит весна белое покрывало.
– Не покидай меня, мой милый принц, - взмолилась она. – Дозволь пойти с тобой.
– Не место людям жить в северном краю, – он покачал головой. – Там дуют суровые ветры и не найти тепла.
– Я не боюсь, – настаивала Дайра, но он не согласился.
– Погибнешь ты среди лютой стужи. Не печалься, милая. Вернусь я к тебе новогодней ночью.
Сказал так Снежный принц – да и исчез. Погас его костер, только тропинка, как и прежде, вывела девушку обратно к дому.
Весенние месяцы тянулись, словно вечность, но прошли и они, а за ними лето. Как наступила осень, Дайра стала каждый день смотреть, долго ли до Нового года.
И вот, едва опустилась новогодняя ночь. Девушка выбежала из дома, оставив позади яркий свет и веселый смех. Бросилась ночной дорогой в зимний лес. Подруга-тропинка не подвела и вывела на полянку, где ждал ее у холодного костра Снежный принц.
Кинулась к нему Дайра, обняла и воскликнула:
– Долгие дни я ждала твоего возвращения. Возьми же меня с собой, когда придет твой срок!
Он глянул на ее бледное лицо и ответил:
– Себе на погибель полюбила ты меня, милая Дайра. Но и я не могу жить с тобой в разлуке. Бесконечными и долгими казались мне дни, что я провел в краю на севере.
– Так оставайся со мной, раз я не могу пойти с тобой! – воскликнула она. – Отошли свои тучи, как придет весна, и живи здесь.
– Это нелегкое решение, – ответил ей Снежный принц, и глаза его глядели печально.
С рассветом девушка, как всегда, вернулась в город. У своего дома повстречалась ей старуха Бреденя.
– Я видела, как ты ходишь в лес, – сказала та. – Я уж думала, в этом году остережешься. Что, дева, люб тебе Снежный принц?
– Ой, люб он мне. И я ему, – вздохнула Дайра и встрепенулась. – Откуда ты о нем знаешь?
– Пойдем, расскажу тебе одну сказку, – позвала ее старуха и повела к себе домой.
Там девушка поведала, кто ей в лесу понадобился. Помолчала хозяйка, а потом сказала:
– Не повезло тебе, девонька. Самого Снежного принца встретила. А знаешь ли ты, что много лет назад к его костру вышла другая девица? Полюбила она его больше всего на свете. Десять месяцев ждала, когда первая ночь года придет. И он стосковался по ней в своем северном краю. Уговорила она его взять с собой, как весна настанет. Но пришлось принцу привезти ее обратно, трех дней не прошло: уж больно лютая стужа в его краях. Замерзла девица.
– Что же она не позвала его остаться в городе? – спросила Дайра с замиранием сердца.
– Не согласился, – покачала головой старуха. – Объяснил он, что некому ему свое дело передать. А больше ничего не прибавил.
– И что же стало с ним и с той девушкой?
– А что стало? Она вышла замуж за молодого Бреденя, – вдруг засмущалась старуха. – Его ведь почему чудаковатым прозвали: раз прокрался он за ней да увидел принца. Когда девица ушла, он и попросил его: мол, отпусти ты бедняжку, все равно вместе быть не можете. Холодна твоя страна, как огонь твой, а я ее согрею. Девица немало слез пролила, но тут уж ничего не поделать.
Поблагодарила Дайра старуху за историю и вернулась к себе домой. Не верилось ей, что ей тоже придется расстаться со Снежным принцем.
Как спряталось солнце, она побежала в лес, к холодному костру. Пуще прежнего принялась уговаривать остаться в деревне. Долго думал тот и наконец согласился.
– Многого ты желаешь, милая Дайра. Но разлука с тобой еще дороже.
Когда весна растопила снежное покрывало, он отослал тяжелые зимние облака в северный край и взял Дайру в жены, стал хозяином в ее доме. Зажили душа в душу, ни в чем горя не знали. Вместе трудились и веселились, а когда лето настало, душное и жаркое, собирали у себя соседей. И в доме их всегда было приятно и прохладно. Молодая жена нарадоваться не могла, глядя на мужа: за лето его бледная кожа потемнела, на щеках румянец появился. Его руки уже не были такими холодными, как раньше, а зеленые глаза перестали казаться льдинками.
Наступила осень, зарядили протяжные дожди. Все мрачнее и мрачнее становился хозяин дома. Встревожилась Дайра, села рядом и завела разговор:
– Что же ты невесел, мой милый муж? Зима скоро, вот порадуется твое сердце. Прилетят твои снежные тучи, вновь земля укроется белым покрывалом.
– Не о них я печалюсь, милая Дайра, – с грустью ответил ей он и посмотрел на свои руки. – Ты не знала, что за работа у меня. Когда опускается на землю заветная ночь, я прихожу, чтобы отпустить людям бремя, которое они не желают нести с собой в новый год. Я помогаю им преодолеть грань, оставив в прошлом постылую ношу. Но теперь мне не хватит сил. Как я ни прятался от солнца, ни сторонился огня – не развести мне теперь хладного костра. Не увидят его людские души, не поймут, что настало пороговое время. Кто теперь снимет постылое бремя? Некому мне было свое дело передать.
Поняла тогда Дайра слова старухи и испугалась. Так вот что значили слова принца! Стал он за весну, лето и осень человеком…
– Значит, новый год не наступит? – воскликнула она.
Сели они думать, что делать. Долго думали, еще больше спорили. Наконец решили.
– Давай покинем наш дом и уйдем в северный край, – предложила девушка. – Ради тебя я не пожалею своей жизни.
– Что мне своя жизнь без твоей? – воскликнул молодой муж. – Да, мы уйдем, но не туда, где воет лютая стужа. Теперь мне и самому невозможно там жить. Но мы пойдем далеко на север, на границу льдов, туда, где еще живут люди. Там горит жаркий огонь и десять месяцев царит зима. Быть может, там я сумею вернуть свои силы.
И они ушли из своего дома, оставили деревню. Долгим и опасным был их путь, но все-таки добрались они до земли на дальнем севере, где в снегах живут люди и горит жаркий огонь.
Тот год выдался суровым – люди сгибались под тяжестью невидимой ноши. И на следующий год, и на другой легче не стало. С тех пор так и кажется, что жизнь день от дня все труднее – ведь Снежный принц пока не сумел разжечь холодный костер.
Но подождите… Что это там за окном мелькнуло?..

© Фелис О'Донелл, 1:32 02.01.2010
Свидетельство о публикации на портале проза.ру №11001020139
www.proza.ru/2010/01/02/139

@музыка: The Hobbit Shire - "Сказка"

@настроение: Немного грустное :-)

@темы: снег, пара, огонь, лес, костер, зима

03:16 

Зимнее сердце

Стрелой поразить цель в небе
Далеко-далеко отсюда, в одной деревне жила-была девушка. Звали ее Лойта-затейница. Прозвали ее так за то, что не сиделось ей на месте. Все дела чудные затевала: то с ребятами деревенскими волшебный цветок искать пойдет, то кузнеца уговорит выковать серебряные гвозди, которые потом вбивали над каждой дверью, а то танцы затеет в разгар жатвы. Случилась однажды с ней беда: забрела Лойта в Бесснежный лес и пропала. О том лесе слава недобрая ходила: мол, много там сгинуло молодых да глупых. Хоть и рос он рядом с деревней, а никто из жителей не ходил туда, все сторонились. Что позвало Лойту в лес, давно забылось, однако всякому известно, что от любопытства до беды – один шаг.
Долго не было ее, не меньше семи дней прошло. Уж и искать перестали, когда поняли, что, кроме Бесснежного леса, негде ей сгинуть. Но как прошли семь дней, она сама вернулась. Не узнать бедняжку: лицо бледное, волосы перепутаны, а глаза – что две льдинки. Стали поговаривать, что потеряла она душу в лесу Бесснежном, а в сердце ее сама зима поселилась.
А в той деревне жил парень, Рес-искусник. Приглянулась ему девушка давно, а как исчезла – совсем места себе не находил. Маялся и маялся, да все твердил, что как только вернется Лойта-затейница – станет ей во всем опорой и ни на шаг от себя не отпустит. Гордый был. Вернулась Лойта, увидел ее Рес – закричал, руками замахал, стал ответа требовать, кто горе ей такое причинил, в льдинку сердце превратил. Да только не ответила ему девушка. Посидела, посидела – да и переместилась опять в лес.
Испугался парень, стал звать ее – без толку, только снежинки в воздухе покружились там, где она сидела. Решил он, что черное колдовство его суженую унесло, а без нее жизнь не мила. Отваги парню было не занимать, руки имел умелые, голову на плечах – смекалистую, вот и собрался он в Бесснежный лес, разрушать силы лиходейские.
Идет-бредет он по лесу Бесснежному, лихому, туманному, и не знает, что суженая его Хозяйкой лесной стала: подчиняются ей теперь звери лесные, деревья могучие да воины суровые, из незримой страны присланные. Стал во главе этих воинов Улдар-людорубец: где какой противник встретится – никого не пожалеет, а дерево и зверушку завсегда не тронет. Как вернулась в лес Лойта, пришел к ней Улдар и передал наказ от колдуна заморского. Явился колдун тот давным-давно из страны незримой, заколдовал Бесснежный лес да велел дожидаться девицу юную, которая премудрость зимнюю узнать пожелает. А чтобы смех да чувства не отвлекали от учения, наложил могучие чары, замораживающие сердце. Стала таковой девицей Лойта-затейница, и быть ей теперь холодной Хозяйкой лесной, а Улдару и воинам – верными ее слугами.
Долго шел Рес-искусник по Бесснежному лесу да вышел на поляну предивную, где горюч алый цвет распускается. Сел он на поляну среди горюч алого цвета и начал думу думать. Смотрит – встает перед взором его картина незримая, красками переливается, вот он видит ее – а вот ее нет. Различил Рес-искусник в картине той Лойту, суженую свою, да Улдара могучего – птицей взвился, ужом завертелся, кубарем покатился, волчком закружился. Обуяла Реса ярость невиданная: помстилось ему, будто Улдар и есть тот черный колдун, который его Лойту заворожил. Еще пуще захотелось парню поскорее до них добраться, с врагом поквитаться. Зайцем быстрым скакнул он в густую чащу да был таков.
Вывела его тропка оленья к избе лесной сторожихи. А та уж тут как тут: глазами зыркает, губами фыркает, ходит-заходит да около бродит:
– Ты пошто сюда пожаловал? – спрашивает его лесная сторожиха. – Кто таков, чего ищешь?
– Невеста моя в этом лесу сгинула, – отвечает ей Рес. – Знаешь дорогу – укажи, спасибо скажу.
– За спасибо не отпущу, сладь мне крылечко к избе, – сказала сторожиха. – Как сладишь – покажу дорогу к ненаглядной твоей, к Хозяйке нашей.
Пришлось остаться Ресу со сторожихой, покуда не готово крылечко. Заодно узнал он, что случилось с Лойтой, и пуще прежнего загорелся выручить ее из лап Улдара.
День за днем Рес-искусник сторожихе служил. Из заговоренных поленьев наказала та ладить крыльцо. Хотелось поскорей закончить дело парню, да не ладилось оно: известно, что впопыхах толку мало. И так, и этак подбирался тот, но никак не выходило.
А суженая его познавала премудрости, что ей в наследство колдун заморский оставил. Тайны трав и деревьев, троп звериных да пути птиц перелетных стали ведомы ей. Во всех делах помогали воины из страны незримой, и Улдар первым среди них. Да охраняли днем и ночью каменный дом, в котором поселилась Хозяйка леса.
Но однажды Рес-искусник закончил крыльцо. Как усмирил он свое нетерпение да нрав приструнил, так дело и заспорилось. Показала ему дорогу сторожиха лесная, но предупредила:
– Если хочешь ты вернуть невесту, то знай: колдун, хозяин наш, вернуться обещал. Вырастет его помощница – явится он глянуть на нее.
Ушел парень по дороге, указанной сторожихой, по дороге думу думает, как бы ему исхитриться и прогнать из сердца Лойты зиму лютую, чтобы в деревню с ней вернуться.
А между тем и в самом деле объявился колдун заморский. Увидел он Хозяйку леса, одобрил ее умения, глянул на Улдара и воинов. И велел колдун Улдару девушку в жены взять:
– Достойная помощница выросла. Такой в мужья достойный воин в самый раз. А деревенщину этого, что по следам идет, со свету сживите. Не чета он ей.
Сказал колдун – да и был таков, улетел в страну свою незримую, наказав в скором времени ждать.
С этого часа стал свататься Улдар. Ничего не сказала ему Лойта: ведь в сердце ее по-прежнему жила зима.
Тем временем Рес-искусник подошел к каменному дому, где жила Хозяйка леса. Выскочили из каменного дома стражи, выхватил клинок Улдар могучий – смертью грозят. Но не убийцей, а воином был Улдар-людорубец – кинул он Ресу второй клинок, защищаться велит. Тут бы и пришел конец парню, ведь не был он обучен бойцовским наукам, да крикнул вовремя:
– Лойта, я пришел за тобой! Я растоплю твое сердце!
Не слышала его Лойта-затейница. Но услышал Улдар и впервые пощадил человека. Опустил он клинок булатный и, подумав, сказал так:
– Растопить сердце Хозяйки ты обещаешь? Что же, позволю тебе это сделать. Иди в чащу леса, стоит там Закатная башня. Найдешь в той башне книгу, сумеешь прочитать заклятье, вызвать снег – выйдет зима из сердца Лойты-чаровницы, оживет ее душа. Не сможешь – сам в лед превратишься. Иди, коли не трусишь.
Но прежде Рес спросил своего противника:
– Пошто отпускаешь меня? Какая тебе в том выгода?
– Мне нужна живая жена, – ответил Улдар и велел своим воинам проводить Реса со двора, а сам вернулся в дом, в распоряжении Хозяйки.
Долго ли, коротко шел Рес по Бесснежному лесу. Вышел он к Закатной башне. А башня та вся из хрусталя, горит-сверкает на солнце. Зажмурился парень, глаза рукой прикрыл, потихоньку забрался на самый верх. Видит – лежит на столе книга раскрытая, чудными письменами испрещена. Не понял ни слова сначала, пока не вгляделся как следует.
А тут и колдун заморский вернулся.
Видит колдун, что дела его продвигаются, велел свадьбу играть. Улдара женихом назначил, а невестой Лойту прибрали. Стоит она, не жива не мертва, не шелохнется. За руку возьмешь – пойдет, книгу дашь – читать будет. Но оставались льдинками глаза, ни одной искорки тепла не мелькало в них.
И вдруг в самый разгар свадебного пира пошел снег! Это Рес-искусник сумел-таки прочитать заклятье в Закатной башне. Рассвирепел тут колдун, зашумел, ногами задрыгал, по полу запрыгал, хлопнул в ладоши – глядь! Рес и возник перед ним прямо на пиру.
– Это кто такой по моему лесу шастает! – вскричал колдун. – Это кто тут такой по моему лесу бродит! Кто посмел вызвать снег в моем лесу Бесснежном? Сгинешь, мальчишка, ты смертью безвременной!
– Не боюсь я тебя! – воскликнул тот. – Она моя! Отдай мне Лойту, невесту мою!
– Ха-ха-ха-ха-ха! – рассмеялся колдун. – Что ты можешь сделать против меня, малец-удалец? Нет тебе помощников.
Но ошибся колдун заморский. Оттаяло сердце Лойты, вспомнила она жизнь свою. Бросилась к Ресу, загородила собой, развернулась да бросила заклятье. Затянулись проросшие сквозь пол стебли древесной стеной, кинулись парень и девушка прочь от каменного дома назад, в деревню.
Гнались по пятам за ними стражи страны незримой. Все дороги замело, засыпало. Быстрый конь Улдара мчал быстрее ветра, и только колдовство Лойты-чаровницы не давало ему нагнать беглецов и им самим не провалиться в сугробы. Все ближе раздавался хохот летящего следом по небу колдуна, пока вдруг не взвизгнул и не оборвался.
Замерли Лойта и Рес у самой границы леса. Остановился перед ними черный конь, бросил в снег перед ними Улдар отрубленную голову колдуна.
– Прошу тебя, умоляю, отпусти нас! – взмолилась Лойта.
– Мои воины вернулись домой, я остался один. Ответь мне, дева, какая участь мне станет наградой? Не я ли тебе помогал во всех делах, оберегал и выполнял каждое твое слово? – спросил Улдар. – Не я ли убивал всякого, кто осмеливался придти к твоему каменному дому? Не я ли помог оживить тебя, Лойта?
– Это я спас ее, от начала и до конца! – в гневе вскричал Рес и выхватил клинок, который Улдар прежде дал ему. – Ты не получишь ее, это ты ее зачаровал!
– Ну что ж, быть по сему, – их клинки скрестились. Ловким ударом воин сбил парня с ног и выбил оружие из рук.
– Нет, Улдар, остановись! – бросилась к парню Лойта. Замер воин, занеся острую сталь. Дрогнуло сердце стража страны незримой, опустил он оружие и молвил так:
– Если ты хочешь.
Не поверила глазам своим Лойта, вскочил с земли изумленный Рес, кинулись они из леса в деревню. Но на полдороге вдруг замер парень, глянул назад да и ринулся бежать обратно. Почуяла беду Лойта, но не успела: хоть и слышал того воин, но неожиданным оказался удар. Рухнул наземь Улдар, прежде могучий. Померкло в глазах девушки, и не сразу заметила она, как горит гневом лицо Реса, как настойчиво он зовет ее с собой и что хриплым карканьем звучит его голос.
Поняла тогда Лойта-чаровница, что не любовь привела за ней Реса-искусника. Что он, как и колдун, все давно решили за нее. Поняла она, что Улдар полюбил ее и оттого не стал неволить, и, если бы мог, то сам пошел бы в Закатную башню.
Вскинула руки в небеса тогда Хозяйка леса, закружились вихри снежные, облепили Реса-искусника, жениха самозваного, налетели ветра северные да и погнали его в глушь лесную, в чащу глухую, где он и сгинул.
Опустила руки Лойта, упала подле Улдара, горючими слезами обливается, плачет. Глядь! А Улдар-то садится живехонек, Лойту на руки поднимает! Не знала она, что стражи страны незримой возвращаются к жизни, коль их горькими слезами оплачут. Не страшны им ни топоры, ни клинки булатные – лишь девичье равнодушие горше смерти безвременной.
Посадил на коня своего Лейту-чаровницу, сам сел, тронул поводья Улдар-воин, и помчался черный конь быстрее ветра, за густые леса, за высокие горы, за быстрые реки – туда, куда позвало обоих сердце.

Мораль раз: не всегда тот, кто заботится о тебе, делает это из любви к тебе.
Мораль два: иногда тот, кто любит тебя, кажется врагом или вовсе пустым местом.
Мораль три: все-таки решать за других нельзя, каждый в ответе только за себя.

© Фелис О'Донелл, 08 ноября 2009
Свидетельство о публикации на портале проза.ру №1912170772
www.proza.ru/2009/12/17/772

@музыка: Xandria - "Winterhearted"

@настроение: Свежесть зимнего леса

@темы: лес, зима, снег

Quenta Laikalasseon: Сумеречные Сказки

главная